Home Воспоминания Анатолий Матвийчук. Рассказы

Анатолий Матвийчук. Рассказы

Я, тридцатый! Иду на помощь!

Вертолет падал! Гордая, винтокрылая машина, еще минуту назад, красовалась  в голубом сиянии неба, неслась по небосводу! Командир! Трасса! Летчик,  увидел вспышку и трасу от ракеты!  Он  попытался отвернуть. Машина,  рванула вправо,  и тут раздался  взрыв. Взрыв произошел, где то возле винта! По корпусу пробежала дрожь, и наступила тишина. Двигатель престал работать! Вертолет завалился на борт, клюнул носом и пошел вниз! Летчик держал в руках ручку управления, ноги пытались еще давить на педали!  Вертолет падал! Борттехник, что то кричал! Летчик не слышал его! Он  пытался предотвратить падение!  Но  вертолет рухнул на камни, сполз и затих! Экипаж вертолета, через двери вертолета выскочил на площадку. Быстро отбежали! В ходе перебежки, техник ойкнул и повалился на землю! Командир меня ранили! Командир, в камуфлированной куртке, снял защитный шлем. Это был молодой парень, с густой огненной рыжей шевелюрой! Он подхватил техника и прыжком упал за валун! В небе одиноко кружил вертолет! Это был его ведомый! Рыжий достал радиостанцию! Я четыре полсотни пять! Сбит! Прошу помощи! Ответ прозвучал немедленно! Рыжий я ухожу на базу! К тебе уже летят две вертушки! В ближайшее время по земле должны подойти десантники! Держись! Все  будет хорошо!С первыми лучами солнца, лейтенант поднимался и выходил на пробежку. Маршрут вокруг лагеря, где стояли его боевые машины десанта на боевом дежурстве, равнялся приблизительно трем километрам. Пробегая мимо позиций, Матвеев видел, как экипажи несут службу, при необходимости останавливался и вызывал кого-нибудь из сержантов, чтобы заслушать их доклады и просьбы. Пробежка заканчивалась возле водовода, где лейтенант принимал душ и возвращался в расположение. Так, и эти утром, Матвеев совершив свой ритуал, прибежал в распоряжение роты! Дежурный по роте, сержант Приходько Саша, доложил: “ Товарищ лейтенант, Вас срочно вызывает командир отряда!” Матвеев, быстро одел форму и отправился в расположение штаба отряда! Штаб отряда располагался в старой, глиняной крепости. Вход в крепость охраняли солдаты его роты, из группы лейтенанта Богдашкина Андрея. При входе, дежурный показал пальцем на окно командира отряда и быстро задвигал руками, подтверждая срочность вызова. Матвеев быстро вбежал по глиняным ступенькам в кабинет командира отряда. Товарищ подполковник! Лейтенант Матвеев ….. Садись. Это командир отряда прервал рапорт лейтенанта. Черненький от природы, и загоревший под солнцем Афгана, командир отряда получил прозвище “ Кара майор”. Командир посмотрел на Матвеева, как будто изучал его. Ситуация такова! Пара вертолетов с Баграма, выполняла разведывательный полет над Базараком. Один из вертолетов при облете высот был сбит! Есть предположение, что экипаж живой! Из района предполагаемого падения вертолета слышны звуки боя. Подразделения 37 пехотной бригады “зеленых“ удерживают дорогу на Базарак и контролируют ущелье на Мариштан. Позывные! Советника 37 бригады “Волга”, командира вертолета “ Четыре полсотни пять” или “ Рыжий”. Приказываю тремя группами вашей роты, выдвинутся в район падения вертолета, и эвакуировать экипаж. Поддержат вас, подразделения 37 бригады и пара вертолетов по вызову. Ну, давай Матвей! И пусть тебе повезет! Комбат пожал руку лейтенанту. Матвеев вышел из кабинета и направился к дежурному по ЦБУ. Подойдя к дежурному, он попросил его, выйти по радио на третью роту и дать ей сигнал тревоги. Дежурный одел гарнитуру и передал в эфир: “ Ракит! Я 830! Буря! Буря! Как понял прием!”


Матвеев двигаясь в расположение роты, наблюдал, как БМД покидали капониры, солдаты, уже одетые, маленьким колонами бежали к своим машинам. Рота Матвеева находилась в Афганистане, уже больше года. Военные будни научили офицеров, солдат, не спрашивая, не уточняя, выходить по тревоге экипированными и укомплектованными на трое - четверо суток автономных действий. Лейтенант подошел к своей машине, БМП-2к! Девять БМД и одна БМП, БТР саперов, застыли в ожидании команды! Командиры машин ко мне! Прибыли командиры групп и отделений! Матвеев коротко поставил задачу, указал порядок выдвижения колоны. Машина командира роты под № 30 выдвигается за машиной № 33! Возглавляет колонну БТР с саперами разведчиками. Колонна, дымя моторами, вытянулась в сторону Базарака. Матвеев, сидя на своем командирском месте, пытался установить связь с советником, и экипажем вертолета. Я “Волга” – слышу тебя “Тридцатый”. При входе в кишлак, будь осторожен! Возможно минирование! При установлении визуального контакта вышлю посыльного! “ Четыре полсотни пять”, я “Тридцатый”! Прием! Иду на помощь! Экипаж вертолета не отвечал. Пара вертолетов, висела в синеве неба! “ Тридцатый” я “Четыре полсотни восемь ”! Наблюдаю сбитый вертолет! Идет бой! “ Рыжий” не отвечает! “Четыре полсотни восемь ”! Нанеси удары по предполагаемым участкам духов. Вертушки легли на боевой курс. С шипеньем НУРСЫ ушли к земле!
“ Рыжий” я “Тридцатый”! Иду на помощь! В гарнитуре, что то щелкнуло, и Матвей услышал: « Я “ Рыжий”, веду бой. У меня один “трехсотый”! Вертушки вижу. Не могу с ними связаться. Патронов хватит на тридцать - сорок минут! ” “ Рыжий” я “Тридцатый”! Тебя понял. Иду на помощь! Колонна остановилась. Это саперы разведчики спешились и под прикрытием брони БТР, ощупывая землю щупами, медленно начали двигаться по дороге, ведущей в кишлак. “Тридцатый” я “Волга”, вижу тебя! Сейчас вышлю к тебе проводника.
Взрыв, ослепил лейтенанта Матвеева! Грохот, жар, гарь и град камней обрушился на его боевую машину! Прикрывшись люком командирской башенки, он в свой командирский прибор пытался рассмотреть то, что происходило на дороге.
Машины № 33 на дороге не было! Вместо нее на дороге зияла воронка, диаметром более двух метров! Товарищ лейтенант! Смотрите! Это наводчик оператор – Слава Литвинов. Матвеев повернул голову в том направлении, куда указывал Литвинов. БМД стояла посреди реки Пандшер. Тридцать первые! К машине! Оказать помощь! “Тридцать четвертый”! Вперед! Колонна, объезжая воронку и остановившиеся машины медленно двинулась вглубь кишлака! В голове у Матвеева стучала одна мысль! Господи! Сделай так, что бы экипаж машины остался в живых!
У полуразрушенной мечети, колонну встретил переводчик советника! Забравшись на головную машину, он повел колонну вдоль берега реки Пандшер.
Зарывшись в песок, по самые защитные щиты, расположилась артиллерийская батарея гаубиц. Советник стоял на бруствере! Матвеев спрыгнул с машины, подошел к брустверу! Майор Шубин! Юра Шубин! Советник был одет в афганскую форму, но все равно это был свой, родной, советский человек.
Анатолий! Представился Матвеев. Смотри Анатолий! Вот там за скатами, идет дым. Это место падения вертолета. Туда идет тропа! Но мои “зеленые” контролируют только первые двести метров! Дальше работает снайпер духов! Сколько их я не знаю. Могу вас поддержать огнем батареи! Давай карту! Вот основное направление. Это мои цели! Они пристреляны! Переноси себе.
Командир! Куда машины будем ставить? Это заместитель по технической части, Сергей Литвиненко. Серега, что передает “Тридцать первый”? Эх! Сергей, как то сник. У нас один двухсотый - Саша Шишкин, и два трехсотых - Кайрат Сулейманов и Николай Ершов. Я приказал! Машину уничтожить до конца. Хорошо! Матвеев произнес эту фразу, как то машинально, сердце трепетало в груди, вызывая спазмы горла. Хотелось разрыдаться! Серега передай, Андрею Богдашкину, “Тридцать первому”, следовать в расположение отряда. Оказать помощь раненым. Быть в готовности по команде выдвинутся к нам. Машины расположи за батареей. Наводчики операторы находятся у орудий в готовности к открытию огня. Бронегруппой командуешь ты.
Две группы и группа управления уже спешились и выстроили колону для следования к месту падения вертолета. “Тридцатый” я “Рыжий”. Ребята у нас два раненых! Патроны на исходе! Быстрей родные!
“ Рыжий” я “Тридцатый”! Тебя понял. Иду на помощь! Колона начала движение. Этот этап, у спецназовцев, назывался оторваться от подошвы горы. Движение затрудняло то, что разведчики саперы, то и дело останавливались и проверяли местность на наличие мин. В небе повисли две вертушки. “ Тридцатый” я “Четыре полсотни восемь ”! Вижу духов! Подходят к сбитой вертушке. Я “ Тридцатый”! Уничтожай самостоятельно! Дозор, следовавший впереди колонны, упал и спрятался за камнями. Снайпер, догадался Матвеев. “Волга” я “Тридцатый”! Работает снайпер! По оговоренным целям “Огонь!” Внизу рявкнули гаубицы, и снаряды с шипением умчались за скаты высоты. Нужно прикрыться, разрывами и броском выйти к вертолету, решил Матвеев.
Рота, перекатами, прикрываясь разрывами снарядов, вышла на каменную гряду. Под ней, на небольшой площадке, лежал и горел вертолет. Метров двести от него, в камнях угадывались силуэты экипажа. Они обозначали себя короткими вспышками выстрелов. Вверху, по карнизу размещалось, до тридцати духов. Еще около десяти, пятнадцати находились уже у вертолета. “Четыре полсотни восемь ” я “Тридцатый”! Направление удара, ракета красного огня. Карниз, там, где то тридцать духов. Матвей прицелился и выстрелил из “авторучки” в направлении карниза. Я “Четыре полсотни восемь ” целеуказание принял. Пулеметчикам в направлении вертолета, группа духов! Уничтожить. Пулеметы, а их в роте было восемнадцать штук, были гордостью Матвеева. Тяжелые ротные пулеметы (ПКМ) требовали от пулеметчиков сноровки и силы. На эти должности он сам подбирал разведчиков, сам их и обучал. Вот и сейчас по его команде, они открыли всё уничтожающий огонь. Вертолеты, сделав круг, с кряканьем и шипением нанесли удар по карнизу. Грохот, визг, и самое главное, крик ужаса духов. Матвеев со своей группой управления броском вышел к экипажу вертолета. Навстречу ему поднимались два летчика в камуфляже. Двое лежали, не в силах встать. Один из летчиков был без шлема, на голове его красовалась красно-рыжая шевелюра. Ну вот “Рыжий”, я и пришел, сказал Матвеев. Быстро соорудив с помощью плащ палаток, носилки разведчики начали эвакуацию раненых. Под прикрытием ударов вертолетов и сосредоточенного огня пулеметов, раненные были вынесены к бронегруппе. МИ -8 под прикрытием своего собрата в небе, приземлился и забрал экипаж на борт. Обдав всех песком и пылью помчался он в Баграм, унося “Рыжего” и его экипаж. Матвеев одел, шлемофон, нажал тангенту и послал в эфир: « Я “Тридцатый” задачу выполнил. Возвращаюсь”!

Будем жить Бача!

Матвей ты живой? А куда я денусь! Оглушило только малость! Командир группы специального назначения Матвеев и командир шестой роты Валера Петрович лежали в арыке. Минуту назад, взрыв минометной мины заставил их “ принять позу для переползания “. Кто по нам шпарит? Матвей ты что оглох? Матвеев приходил в себя. Он окинул взглядом группу, которая залегла и напряженно ждала команд командира. “Семнадцатые” я “Семнадцатый”, вправо изгиб арыка, далее зеленая роща. Сбор там. Я и управление прикрываем. Перебежками вперед. Группа слева и справа броском выходила из под огня душманов. Редкий огонь из автоматов, напоминал, что они видят группу. Матвеев, снайпер Гена Птиченко, пулеметчик Рашид Шарипов и командир первого отделения Сережа Гладков периодически огнем прочесывали¸ заросли винограда, где как предполагал Матвеев и укрылся противник.
Матвеев, вызвал на связь Петровича. Валера, как только группа соберется в указанном районе, дай мне знать. Валера Петрович, командир роты тыла. Утром когда, группа Матвеева готовилась к выходу, напросился, с согласия комбата, участвовать в выходе. Как он выразился, разогнать лень и тоску. Выход был, самым обыденным. Необходимо было проверить датчики разведывательно - сигнализационной аппаратуры. При необходимости, уточнить координаты пристрелянных участков местности для артиллерии.
Матвей! Группа в сборе! Мне здесь не нравится. Виноградник редкий. Далее метров 500 есть укрытие. Разрушенный дом. Добро Валера! Отводи группу туда. Я сейчас переберусь к вам. Матвеев выпустил хорошую очередь из автомата. Ну, славяне! За мной! Петляя, залегая и снова вскакивая, группа, руководимая Матвеевым, перебежала в рощу. Основного состава группы не было. Петрович увел, подумал Матвеев. В это время, звук, напоминающий полет шмеля, заставил Матвеева и его маленькую группу залечь. Из ДШК шпарят, процедил Гладков. До разрушенного дома метров 500. Ну что? Вперед! Петляя, группа, с нарастающим ускорением вырвалась из рощи. Ой! Это Шарипов. Солдат упал и снова начал подниматься. С левого рукава фонтанчиком билась красная струя. Гладков не останавливаться. Вперед! Матвеев подхватил Шарипова. Мастер спорта по дзюдо, великан Шарипов, сейчас был как младенец. Боль от ранения сделала его тело не управляемым. Пулемет, зажатый в правой руке, мешал ему и Матвееву двигаться. Духи, по всей видимости, это поняли и пули стали чаще и ближе ложиться возле них. Рашид держись! Матвеев плечом подталкивал Шарипова. Вот и спасительный дувал. Упав за стенку, Матвеев, увидел, что на встречу ему двигается Петрович и Гладков. Они забрали Шарипова и унесли его в глубь здания. Матвеев медленно приводил дыхание в порядок. Ну что, как дела? Командиры отделений докладывали ему по очереди. Двое ранены, рядовой Ананьев тяжело. Петрович, а мы кажется, влипли! Матвеев в бинокль наблюдал за местностью. Если я все правильно понимаю, мы напоролись на дозор духов. Они не уходят, значит к ним кто - то должен подойти. Будем докладывать комбату. “Нулевой”, я “Семнадцатый” прием. Радиостанция шипела и булькала. “Нулевой”, я “Семнадцатый” ответь! Месяц назад по команде с верху радиостанции р-392 были заменены на р-148, которые при отсутствии прямой видимости отказывали, и связь не обеспечивали. На площадке возле дома разорвались две мины. Это пристрелка подумал Матвеев. Пули духов все, чаще стали залетать во двор дома. Но движения Матвеев не наблюдал. Командир! Сзади дома! Духи! Матвеев перебежал к окну и практически сразу увидел силуэты перебегающих людей. Пулеметчики открыли огонь и они залегли. По всей видимости, решили взять в плен, с тревогой подумал Матвеев. Связь с комбатом, во что бы то не стало. Сержант Приходько ко мне! Саша Приходько, заместитель командира группы, замер в ожидании. Найди место на возвышенности! Связь с комбатом! Доложи ситуацию! Наши координаты! Нужна помощь! Вой и взрыв мины заставили Приходько и Матвеева наклониться! Вперед Саша! Без связи нам хана! Огонь по зданию велся уже с трех сторон. Беречь патроны! Стрелять одиночными и только на поражение! Противник контролировал, казалось все пространство.
Так потихоньку, перестреляют всех! Группа отвечала на стрельбу духов редким огнем. И вдруг плотность огня со стороны противника стала нарастать. Подошли дополнительные силы, про себя отметил Матвеев. Товарищ лейтенант, есть связь! Я все передал комбату! Первая рота идет к нам! Будет через минут сорок! Приходько кубарем скатился в комнату дома! Я доложил товарищ лейтенант! И только сейчас, Матвеев заметил кровь на левой голени сержанта. Он был ранен осколком от мины еще тогда, когда ему ставилась задача на установление связи. Матвеев позвал Костю Кириленко, санитара. Сделай ему перевязку. Спасибо тебе Саша! Аллах Акбар! Духи, под прикрытием бешеного огня попытались ворваться в дом. Но напоролись на огонь пулеметов, откатились назад. Пулеметы были гордостью Матвеева. Если в пехоте был один пулемет РПК на взвод, то у него в группе было три ПКМ. Пулеметчиков он подбирал сам. Сам их и обучал. И вот сейчас эти пулеметы держали на почтительном расстоянии свору духов готовых ворваться и растерзать его и его солдат! Снова вой и разрывы мин. Хорошо, что глиняные дувалы не пробиваются осколками, а то его группе не позавидовать! Командиры отделений докладывают об истощении патронов. Беречь патроны! Это приказ! Наши уже идут на помощь! Матвей! Это Петрович. Дай мне пять солдат и штук десять “Мух”. Я засяду возле дувала! Как только они подойду, я залпом, одновременно ударю по ним. Каждый солдат в группе носил “Муху”. Эта карманная артиллерия, не раз выручала их в бою. Петрович и пять солдат затаились у дувала. Огонь со стороны духов снова стал нарастать. И вот черные тени практически подошли к дувалу. Залп! Взрывы! Вой душманов! Петрович нанес им свой подготовленный удар! В наушнике радиостанции вдруг прекратился шум! “Семнадцатый” я “Десятый” слышу бой. Обозначь себя! Матвеев произвел выстрел из сигнальной “авторучки” красной ракетой в зенит! Вижу тебя! Держись! Залп! Это Петрович со своей командой нанес второй удар по духам! Командир! Это Гена Птиченко, Лицо в крови. Взрыв мины по касательной задел ему голову. Командир там наши! Колона, которую вел командир роты Талай Шатемиров, выходила из за арыка! Все к дувалу! Огонь! Патронов не жалеть! Через пять минут бой был окончен. Талай подошел к Матвееву. Ну что? Будем жить Бача!
Организовали отход. Вынесли раненных! Как оказалось группа Матвеева нарвалась на передовую часть отряда душманов Ахмат Шаха Масуда, которые пытались перекрыть дорогу Анава – Гульбахор. Против восемнадцати спецназовцев, вели бой около ста душманов! Дорогу они так и не перекрыли. Но с тех пор Матвеева стали подначивать, что он с ротой тыла сорвал все планы духов! А в первой роте, первый тост провозглашался: “Будем жить Бача”!

Памяти капитана Батуева Бату Бимбаевича заместителя командира первой роты 177 ОО СПН

Батуев Бату

Хронос, как чудовище, пожирает время. После него мрак и забытье. Только память оживляет прошедшее. Пока мы помним, мы живем, живут и наши товарищи, которые отдали свою жизнь, выполнив свой воинский долг.
Осень 2007 года. Телефон подпрыгнул, завибрировал и сыграл мелодию “ Давай за нас…” Александр Мусиенко – ответственный секретарь журнала “СОЛДАТЫ РОССИИ”. Анатолий, завтра в Химках открытие памятника погибшим спецназовцам. Приходи! Форма одежды парадная!
Памятник покрыт белым полотном. Угадываются контуры гор и птицы. Торжественные речи и вот памятник открыт. Подхожу и глазами ищу знакомые фамилии. Капитан Батуев Бату Бимбаевич. Память переносит в далекие восьмидесятые.
Афганистан. Населенный пункт Руха. Командир роты старший лейтенант Шатемиров Талай убывает в отпуск. Вместо него командиром роты остается старший лейтенант Агзамов Алишер. Крайние напутственные слова! Бату, ты как самый опытный, не давай молодым зарываться. Берегите людей!
Рота занимает несколько домов. Первая группа, усиленная минометчиками несет боевое дежурство на горе Дарялавушт. Остальные обслуживают технику, благоустраивают быт. Обстановка в целом мирная, если это применимо на войне.
Возле штаба отряда, оборудована вертолетная площадка. Раз в неделю садится дежурный борт из Баграма. Наиболее опасное направление – Базарак. Деревушка на берегу реки Пандшер. Река делает изгиб и мощью своих вод выносит песок на берег. Так образовался песчаный остров, который между собой мы называли: “пляж”.
Матвей я в штаб! Это Алик Агзамов. Керимбаев вызывает. Всем офицерам и прапорщикам ждать меня! Прибыл Агзамов! Командир отряда приказал: “ Завтра, в шесть утра выходим в Базарак. Задача оказать помощь бригаде “ Коммандос”, которая расширяет зону влияния. Выдвигаемся на технике. Нас поддерживает наша артиллерийская батарея. На выход придается взвод саперов. Ранним утром ротная колонна, без первой группы двинулась в направлении Базарака. Шесть километров рота преодолела без происшествий. Вот и штаб бригады “ Коммандос”. Синие Зил – 130 укрыты в тутовой роще! Горят костры. Афганцы готовят чай. Подходит советник командира бригады Володя Бородач. Бригада это громко сказано! Могу поставить в строй человек 150. Люди злые, голодные. Горы заняты духами. Агзамов про-изводит боевой расчет. Вторая и третья группы возглавляют колоны афганцев. Занимаем ближайшие высоты и обеспечиваем огневое прикрытие колонны афганцев, которые прочесывают местность. В случае контакта с душманами принимаем бой и выбиваем их из занятых районов. Выдвижение в горы осуществляется под прикрытием огня артиллерии. Командир роты со второй группой, замполит роты с третьей группой. Быстрое перестроение и вот две колонны медленно начали подъем по своим направлениям. “Кроты” – это саперы разведчики, щупами ощупывают тропу. Главное в горах оторваться от подошвы, а потом устанавливается особый ритм, который позволяет без сбоев, равномерно двигаться к намеченной цели. Бату двигается с командиром группы Мишкой Усеновым. Группа достигла указанной высоты. Командир группы произвел расчет, организовал систему огня. Афганские солдаты заняли позицию левее группы.
Вторая группа Матвеева перекрыла тропу, которая спускалась с гор к реке. Алик Агзамов связался со штабом бригады и доложил о готовности к действиям. В низу, в долине медленно двинулась серая змейка. Это афганские подразделения приступили к прочесыванию. Постепенно – змейка распалась на несколько групп, которые то появлялись, то исчезали в зелени виноградников. Выстрелы душманов прозвучали как - то не серьезно. Глухо, как будто бы удары молотком по дереву. В ответ афганцы открыли беспорядочный огонь. Матвеев, Агзамов приникли к окулярам бинокля, пытаясь отыскать огневые точки душманов. Есть! Агзамов по радиостанции уточнил командиру батареи цели. И вот уже взрывы снарядов давили огневые точки. Медленно, как бы нехотя, но пули начали щелкать по укрытиям, которые занимала группа Матвеева. Группа редким огнем стала отвечать. И вот впереди, на позициях афганцев взметнулись два шлейфа взрывов. Это разрывы минометных мин. По гребню гор стали проявляться вспышки. Огонь мятежников усилился. Об аналогичном доложил и Усенов. Матвей, а нас кажется обходят, это Алик Агзамов . Посмотри вон туда. Матвеев в бинокль увиделгруппу до 15 человек, которые, прячась между камней, перебегали, выходя в тыл группе. Два пулеметчика открыли огонь по душманам. Те залегли. Доклад Усенов поверг всех в шок. Афганцы из бригады, бросили позиции и бегут в сторону душманов. Агзамов приказал Усенову сменить позицию и выйти в зону, которую есть возможность контролировать огнем второй группы. Ситуация складывалась довольно сложная. Внизу действующие группы афганской армии. Справа афганцы бросили позиции. Впереди ненадежное афганское подразделение, которое готово в любой момент убежать с поля боя. С тылу попытки душманов отрезать путь к отступлению. Агзамов доложил командиру отряда. Командир отряда подтвердил приказ, выполнять поставленную задачу. Группа Усенова и Батуева подошла ко второй группе и организовала оборону ската обращенного к долине реки Пандшер. Бой одновременно разгорался уже внизу и в горах. Бронегруппа роты, огнем из своих пушек поддерживала действия бригады “Коммандос”. В воздухе дежурная пара вертолетов МИ 24. Алишер, через авианаводчика, наводит вертолеты на цели. Грохот боя уже заглушает рокот вертолетных моторов. Душманы не предпринимают активных действий. На связи Володя Бородач. На направлении, которое прикрывает Усенов, установлены мины. В основном ПОМЗ-2. Мины ставили афганские минеры. Так вот почему душманы не предпринимают попыток прорваться на этом направлении. Агзамов решает, захватить и удерживать спуск в долину, на случай отхода. Бату, возьми отделение и продвинься к тропе. Держи ее. Она нам пригодится. Матвей смотри! Солдаты афганцы подняв руки, побежали в разные стороны. Самое страшное, что душманы открыли по ним огонь. Агзамов вызвал огонь артиллерии. Ну, вот мы и одни. Впереди никого нет. Операция принимала незапланированный ход. Замысел, на оказание помощи афганской бригаде, рухнул. Рота втянулась в прямое противоборство с душманами и взяла всю тяжесть боя на себя. На связи Бату. Вижу группу душманов. Устанавливают миномет. Принял решение расчет уничтожить! Усиление шума боя, показало, что Бату сосредоточенным огнем отделения, пытается уничтожить расчет. Бату находился ниже по гребню и визуально не наблюдался. Только грохот боя показывал, что он решает задачу. Взрыв, черный шлейф в зенит. Это не минометный взрыв. Это взрыв наземной мины. На участке Бату, тишина. Матвеев с группой солдат перебежками вышел на позиции Бату. То, что он увидел, потрясло его до глубины души. Солдаты на плащ-палатке выносили то, что еще пять минут было Бату. За год Матвеев насмотрелся на издержки войны, нервы закалились и не давали вырываться эмоциям наружу. А здесь, губы затряслись, сердце сдавило. С трудом доходящие до сознания слова: “афганцы бежали, замполит пытался их предупредить о минах. Взрыв мины!”
Матвеев скомандовал. Огонь! Огонь как отмщение, как наказание, как выполнение задачи, которую выполнял капитан Батуев Бату Бимбаевич.
Капитан Батуев Бату Бимбаевич выполняя задачу в составе роты, ценой своей жизни спас афганское подразделение в панике вышедшее на свое минное поле. Первая рота специального назначения 177 ОО СпН боевую задачу выполнила с минимальными потерями. Населенный пункт Базарак перешел под контроль правительственной армии. 

Позвоните в Москву!

Командир тебя в штаб! Зачем? Придешь, узнаешь. Это, Серега Силаев, заместитель командира роты по ВДС. Старший лейтенант Матвеев нехотя поднялся со стула. Я ведь утром разговаривал с комбатом. Доложил ему, что буду заниматься пристрелкой БМП-2.
Быстрым шагом, перескакивая через лужи, Матвеев направился к полуразрушенному зданию, где располагался штаб. При входе солдат, несший службу по охране входа, отдал приветствие. Где комбат? Комбат в шестой роте. Здесь начальник штаба. Начальник штаба, майор Джунушев Михаил, находился в своем кабинете. Разрешите товарищ майор! Старший лейтенант Матвеев по вашему приказанию прибыл! Джунушев молча кивнул на стул. Матвеев сел. Ну что Матвей. Твоя рота поступает в распоряжение Ахмат Шаха Масуда. Толик чуть не грохнулся со стула. Не понял. Это что еще за новости. Ты на переговорах был? Был. Обстановку знаешь. Мы получили задачу сдать населенный пункт Руха Ахмат Шаху. Сами уйдем в Гульбахор. Перед уходом необходимо разминировать местность и передать ее духам. Слава Селютин, начальник инженерной службы, со своими кротами будет вести разминирование, а ты его охранять.
Толик Матвеев со своей ротой обеспечивал, переговоры которые вели светские представители с Ахмат Шахом, пытаясь склонить его на сотрудничество. В результате этих переговоров, Ахмат Шах прекратил боевые действия. И вот, по общей договоренности, отряд Матвеева уходил, оставляя ущелье Пандшер. Матвеев вспомнил, как на последней встрече, группа вооруженных духов, подошла к его машине и предложила попить чай. Попивая чай, разговор шел о жизни. Вдруг один из духов сказал, что он знает Матвеева. Откуда? Поинтересовался он. Я два раза стрел в тебя. Но оба раза промазал. Как доказательство он показал разукрашенную заклепками СВД с оптическим прицелом. Матвеев вспомнил, что действительно недели две назад, когда он умывался, две пули, пролетевшие рядом, надолго отбили охоту обливаться водой у горного ручья. Но слава Аллаху, что не попал, закончил рассказ дух.
Так вот, завершил свой монолог начальник штаба, ты и твоя рота, Слава Селютин и инженерный взвод осуществляете разминирование и предаете территорию представителям Ахмат Шаха. Насчет подчиненности я пошутил. Ты старший. Обеспечиваешь производство работ. И запомни никаких случайностей. В 12 часов прибудут представители Ахмат Шаха. Теперь иди и думай, как будешь организовывать работы.
Матвеев зашел в инженерную службу. Капитан Селютин Слава, признанный авторитет по осуществлению инженерной разведки и обезвреживанию мин, сидел уткнувшись в карту. А Матвей! Толик, черт знает что. Я никак не могу разобраться. Минные поля здесь ставили все кому не лень. Красные, синие, зеленые. Мин нашпиговано как огурцов в бочке. Привязки нет. Схем нет. Погода ни к черту. Зимний дождь размыл почву. Слава мог еще долго чертыхаться. По этой части он был достаточно большим мастером. Короче Матвей! Будем работать почти в слепую. Сколько человек ты сможешь вставить! Пехоты человек 60 будет. Моих 25. Мои будут искать, обезвреживать, а твои осуществлять подсобные работы. С собой возьмем и собак. Всех!
В 12 часов, Матвеев, Селютин, были в кабинете комбата. Незнакомый полковник, представил им двух духов одетых в американский камуфлированный костюм. Это специалисты Ахмат Шаха. Махмуд и Исмаил. С ними вы будете решать все возникшие вопросы. Они подготовили своих саперов для производства разминирования. Эти саперы готовы приступить к работам. Селютин вопросы есть? Это ком-бат. Вопросов нет. Все свободны. Матвеев остаться. Слушай Анатолий. Главная задача. Сберечь людей. Ни каких неожиданностей. Если поваляются проблемы, работы прекращать. Связь со мной каждый час. Дежурная связь постоянно. Вооружение штатное. Давай и пусть тебе везет. Комбат, Керимбаев Борис, крепко пожал руку Матвееву.
Рота и взвод саперов стояли возле штаба. Рядом, пытаясь, подражать воинскому подразделению, стояли около 30 человек духов. Одеты они были в камуфляж, на головах шапочки, напоминающие два сложенных блина. В руках щупы, веревки, лопаты. Слава разбил саперов на группы. Группа поиска. Группа обезвреживания и уничтожения мин. Группа обеспечения. Матвеев, руководствуясь согласованным с комбатом и представителями Ахмат Шаха планом, довел порядок выдвижения и районы производства работ. Переводчик быстро довел сказанное до группы саперов Ахмат Шаха. Первым районом производства работ определен населенный пункт Базарак. Река Пандшер, здесь делала петлю, и излучина напоминала огромный песчаный пляж. Так вот этот пляж и был нашпигованный минами. Впереди ведя собак, двигалась группа саперов – разведчиков, за ними группа, вооруженная миноискате-лями, за ними группа со щупами. Замыкала эту колонну группа из состава роты Матвеева. Две группы, под руководством командиров групп Андрея Богдашкина и Виктора Вельбоева, двигались по высотам параллельно маршруту поиска. Погода испортилась, ветер, временами моросил мелкий дождь. Собаки временами останавливались, и делали стойку. К ним сразу же устремлялись саперы с миноискателями и щупами. Через три часа было извлечено около тридцати мин, советского и итальянского производства. Слава Селютин объявил тридцати минутный отдых. Группы разместились то там, то здесь. Разожгли маленькие костры, на которых духи кипятили чай. Сам по себе разговор свелся к минам. Какие мины лучше, хуже. Анатолий поинтересовался у духов, что они думаю по этому поводу. Ответ, его ошарашил. Пожилой, бородатый мужчина, с чувством собственного достоинства, объяснил, что все советское вооружение лучшее. Оно, как он знает по практике, никогда его не подводило. Они всегда стараются получить мины советского производства. Они просты в установке и очень эффективны по мощности. Он советскими минами, лично подорвал три бронированных машины советских.
То что дух просто и обыденно рассказывает им, вчерашним противникам , про свои успехи, как то не воспринималось. Это ведь наши потери. Дальнейшее рассуждения духа вообще привели Матвеева в замешательство. Они, духи, воюют за свою землю, за свою свободу. Пусть он беден, но он свободен. Русские хорошие солдаты. Они храбро воюют. Но Афганистан завоевать нельзя. Его можно, купить, но у Советского Союза нет таких денег, чтобы купить Афганистан. Помогите нам разминировать Пандшер и уходите домой, а то ваши матери будут Вас оплакивать. Произнеся это, бородатый дух замолк, и медленно продолжал пить чай.
Кончай отдых. Продолжить работы. Группы вышли на свои. Одна из собак сделала стойку на дороге. Слава Селютин подошел к собаковожатому и приказал ему отойти. Медленно прощупывая землю щупом, он остановился, опустился на колени и принялся разгребать землю. Фугас! Самодельный! Все отойти! Будем уничтожать! В это время к нему подошел один из представителей Ахмат Шаха и через переводчика стал что то говорить. Матвеев подошел к Селютину. Что он хочет! Один из его людей автор этого фугаса. Он хочет его обезвредить сам. Слава, зачем нам это надо, рванем и продолжим работу. Матвеев ощущал, какую то тревогу. Но Махмуд, быстро что то говорил тому самому бородатому духу с которым разговаривал на перерыве Матвеев. Это он. Он сейчас обезвредит этот фугас. Матвей, пускай поработает. Слава встал. Передал щуп солдату. Все в укрытие! Матвеев по радиостанции продублировал команду своим группам. Дух склонившись на фугасом, что то делал. Слава комментировал его действия. Фугас стоит на неизвлекаемости. Они, как правило, через тросик, страхуют его гранатой или просто зарядом.
Что он делает! Слава почти орал. Дух попытался поднять заряд. В это же время раздался взрыв. Пахнуло жарой и запахом гари. С небес на землю посыпались груды камней. Матвей про себя подумал, как бы духи не открыли огонь по его бойцам. Там где несколько минут назад находился человек, теперь зияла воронка и окровавленное пятно ничем не напоминающее тело. Тишина повисла такая, что слышно было шуршание осыпавшихся камней. Нарушил молчание Исмаил. Аллах ему судья. На все воля Аллаха. Духи расстелили плащ палатку и стали складывать в нею то, что осталось от их товарища. На их лицах светилась, какая то торжественность, даже отрешенность. Он уже в садах Аллаха!Он погиб за веру и свободу!
Дождь усилился и перешел в ливень. Слава скомандовал. Всем стой!. На сегодня заканчиваем работы! В такой дождь мы работать не можем! Махмуд подошел к Матвееву: “Командор Саиб! Позвони в Москву пусть остановят дождь”. И тут Матвеев понял. Свободолюбивый, храбрый Махмуд верит, что русским все под силу. Воевать, разминировать и даже дождь остановить. У русских все лучше, у них все есть. Ему самому захотелось поверить в это!

Первый бой!

Мам! Мам! А лето, оно какое, оно пришло? Спи. Лето красивое. Пойдешь завтра на горку, если увидишь желтое сено, значит лето пришло. Толик засыпал, пред глазами стояла горка, на которой он с соседскими мальчишками сегодня гонял. Есть там желтая солома или нет?
Солнце ударило в глаза! Толик потянулся и вдруг вспомнил: «Лето! Оно пришло или нет?” Лейтенант Анатолий Матвеев открыл глаза. Сон, этот сладкий детский сон напомнил лейтенанту безоблачное детство и теплые руки мамы.
Отряд, в котором служил Матвеев, стоял лагерем в городе Меймене. Лейтенант вышел из палатки. Палаточный городок, еще не устроенный, но уже напоминающий полотняный город, творение рук солдатских - стоял вдоль взлетно - посадочной полосы полевого аэродрома. Лейтенант подошел к баку с водой, попил, брызнул в лицо прохладной водой. Вода была привозная. Поэтому каждая капля ценилась. Пойду в столовую, решил Матвеев. Столовая, кроме того, что была пунктом приема пищи, выполняла еще роль клуба. Поев, попивая неторопливо чай, офицеры и прапорщики лениво переговаривали всякую всячину. Новости с Союза, ночные приколы заместителя командира отряда, а также что сегодня седьмое ноября и неплохо бы как - то скрасить боевые будни. Боевые – с натяжкой отряд в бою еще не бывал. Ро-ты, группы несли боевое дежурство, обустраивали лагерь, готовили вооружение. Солдатский телефон упорно разносил весть, что после праздников наступят настоящие боевые дни. А пока: « Он ему. Стой! Освети лицо! А он ему. Я тебе освещу! А он дождался, когда тот дойдет до коровьей лепешки. Ложись! Стреляю!”. Это прапорщик, Коля Пильганский, смакует ночной вояж заместителя командира отряда. Он, как правило, подкрадывался к зазевавшемуся солдату, и тогда попадало всем, от сержанта до лейтенанта. Солдаты решили его проучить, и как только что Пильганский поведал, успешно. Матвеев поел. Решил, схожу к командиру роты. Командир роты и группа управления расположилась в разрушенном доме, обнесенном глиняным дувалом. На подходе Матвеев отметил про себя, что ротный уже успел организовать секрет на подходе к расположению.
За импровизированным столом, сидели командир роты, замполит и заместитель командира роты по технической части. А Матвей! Заходи. Это командир роты, Талай. Что на позициях? Схему огня принес? У ротного была привычка засыпать взводных вопросами в любое время дня и ночи. Рота считалась в отряде лучшей, что давало возможность Талаю немножко свысока разговаривать с подчиненными офицерами. Да все в порядке. Схему практически окончил, к вечеру принесу. А что Матвей? Коренастый. и черненький Толик, еще с училища был прозван Матвеем, Это замполит роты Бато. Уроженец Якутии. Всегда уравновешенный и мудрый. Ты личный состав поздравил? Я старшине сказал, пару банок сгущенки, вечером тебе подкинет.
Серега Литвинов, заместитель командира роты по технической части, молча копался с серым ящиком. Это был обыкновенный ящик, который в Союзе был в каждой канцелярии. Есть! Серега как-то особенно крякнул и открыл ящик! В ящике, перевернутые газетой, как снаряды в укупорке лежали четыре бутылки рома. Рома того, еще союзного, довоенного. Серега! Откуда! Три голоса с одним и тем же вопросом. Спокойно, с достоинством. Товарищи офицеры, техзамыкание на высоте. Пока в Кирках вы песни пели, я обследовал вблизи лежащие магазины. В одном из них я и нашел это богатство. Старый магазинщик, уговорил купить. Водку, говорит, наши еще покупают, а это ни в какую. Что бы вы летчики не нашли, я спрятал ром в ротную документацию, До прибытия, как я полагал, вы ее не будете пользоваться. Так что с праздником. Серега ты гений! Дежурный! Циркулярно. Командирам групп к командиру роты! Быстро. Через десять минут старшие лейтенанты Усенов Миша и Алик Агзамов были на командном пункте роты. Расчеты произвели! Схемы составили! Докладывают, а сами косятся на стол где поблескивает, красными разводами ром. Ну, товарищи офицеры пять капель за праздник и на позиции. Командир роты разлил ром. Ну что первый праздник на земле Афганской. Будем здоровы. Ром огненной струйкой побежал по горлу. Матвеев вспомнил, что такой же ром они пили с братом, этим летом в одном из ресторанов Киева. Прошло три месяца и вот Афган. Закрыл глаза, стало уютно и тепло. Толик спой! Это Алик Агзамов, подал гитару. Толик, подстроив гитару, начал петь любимую песню офицеров роты “ Москва златоглавая”. Това-рищ старший лейтенант. Это дежурный, командиру роты. Семнадцатый вызывает на связь. Я десятый на приеме. Десятый, наблюдаю перемещение группы женщин и детей на окраине города. Понял! Усилить наблюдение. Товарищи офицеры, с праздником вас! Прошу всех вернутся на позиции. Командиры групп поднялись и двинулись к своим группам. Группа Матвеева находилась за взлетной полосой, занимая оборону на трех БМП. В отсутствие командира, на позиции старшим оставался старший сержант Муханов. Матвеев уже был на полпути к позициям, когда красноватый и горюче-горький взрыв взорвал тишину. Посреди взлетно посадочной полосы медленно оседал столб пыли. Радиостанция, мирно болтавшаяся на боку, ожила. Восьмидесятый, позывной комбата, я тридцатый, третья рота, обстрелян с миномета. Эфир накалялся с каждой минутой. Каждый старался доложить, что у него происходит, надеясь, что с этим докладом произойдет чудо и эта непонятная стрельба утихнет. Матвей прыжками понесся к своей машине. Боковым зрением он отметил, что взвод занял выкопанные траншеи, но огня не открывал, ждал команды. На командирском месте сидел Муханов. Товарищ лейтенант! Матвеев быстро одел шлемофон! Я семнадцатый! К бою! Командиры отделений продублировали команду. Поворачивая прибор на-блюдения Матвеев, пытался увидеть, что происходит на подступах к позиции. В эфире. Я восьмидесятый! Всем стой. Прекратить огонь! Осмотреться! Матвеев, поворачивая прибор, заметил непонятные тени. Присмотрелся, духи! Слава, это наводчик оператор, в направлении четвертого. Духи! С пулемета уничтожить. Башня пошла вправо, остановилась и, дергаясь, стала поливать четвертый ориентир огнем из пулемета. Тени заметались по полю. Впереди машины взметнулся шлейф дыма, огня. Через люк в машину вполз едкий дым. С гранатомета, гады! Внимание! Я семнадцатый. Над четвертым. Осколочным. Огонь! Три машины коротко рявкнули, и только трассеры выстрелов показали куда. Аллах Акбар! Значит верно. Я семнадцатый. Ориентир четыре! Расход три! Огонь! Спокойствие, Матвей. Спокойствие. Я тридцать третий, наблюдаю движение вдоль полосы взлета. Семнадцатый! Я восьмидесятый! Противник с тыла! Уничтожить! Внимание! Я семнадцатый! За мной марш! БМП Матвеева дернулась, задом вышла из капонира. Одновременно с ней вышли еще две машины. Маленькая колонна, неслышимая в грохоте боя, а батальон вел бой, рванула к взлетно-посадочной полосе. Духи обнаружили себя вспышками огня. Я сем-надцатый, противник вдоль полосы взлета! Уничтожить! Борта БПМ осветились огнем. Десантники приступили к уничтожению противника. Артиллерийская батарей рявкнула, и в небе повис огненный шар, как прожектор, освещающий местность. В это время машина Матвеева дернулась и как - то не правильно, скорее даже недопустимо дала крен, наскочила на камни и заглохла. Серик в чем дело! Серик! Механик водитель молчал. Матвеев выскочил из люка и нагнулся над механиком водителем. Серик Иманжанов, механик водитель командира взвода, головой лежал на штурвале. С виска стекала кровь. Слава ко мне! Наводчик оператор выскочил из люка и стал на ребристый лист. Помоги! Вдвоем они вытянули тяжелое тело Серика, предали его в десант. Матвеев сам сел за штурвал. Внимание! Я семнадцатый! Отходим на свои позиции! Семнадцатый я восьмидесятый! Что там у тебя. Что сказать Матвеев не знал. Это уже потом, он научится словам. У меня трехсотый! У меня двухсотый! А сейчас он и его взвод преступил черту. Сегодня была война. Она для лейтенанта Матвеева и его взвода началась внезапно, в праздник. Она навсегда разделила их жизнь, до и после. Я семнадцатый. Всем! Стой! Врача на позицию!  

 

Щербатая луна!
Луна заполонила собой небо! Она заняла не только небосвод, но и сознание! Куда бы ни смотрели глаза, они видели луну! Тишина, мертво бледный цвет, необычно отбрасывающие тень фигуры! Ночь! Восточная ночь царила в горах Афганистана. 
- Матвей! А Матвей! Ты спишь?  
Это Андрей  Богданов! 
- Уже нет!  
- Как ты думаешь? Может человек спать, если его тормошат, и все время  о чем - то спрашивают? 
- Смотри! Луна щербатая! 
Луна, повиснув, казалось над самой головой, действительно была щербатая. Тени,  мертвенно бледные,  с фантастическими изломами играли в каменных глыбах! Лагерь приобрел вид кривого зеркала, с матовой подсветкой!
Вспомнилась Матвею южная украинская ночь! Месяц,  бледно-желтый, с явно просматривающимися мужскими  силуэтами. Один из них, если присмотреться,  держал в руках, что - то похожее на вилы. В народе говорили, что это Каин  убивает своего брата! 
В такие ночи, он с друзьями, ложился  на теплую и пахнущую полынью землю,   и мечтали вслух! 
- Хорошо бы придумать такую машину, чтобы ездила без бензина!
- А вот я слышал, что мы придумали такую ракету, которая полетит  и уничтожит всех капиталистов.
- Вырасту стану летчиком, а потом космонавтом.
- В космонавты? Эх!  Надо долго, долго учится!
И долго, долго, чумазые от пыли ребятишки мечтали о своем будущем! Оно рисовалось им светлым и вкусным, как шарики мороженного, которое привозили в магазин. Мечты прерывали голоса матерей! 
- Павло! Домой!
- Матвей! Иди домой!
Давно это было! Позади учеба в  военном училище! Выпуск. Лейте-нантские погоны! И, командировка в Афганистан! 
Матвей присел! Солдаты его группы спали, укрывшись, плащ - накидками. День был тяжелым! Группа прошла  по тропе, почти пятнадцать   километров! Лейтенант дал ночной отдых, зная, что в ближайшее время  им вряд ли придется отдыхать! В последние дни, душманы устроили минометный обстрел лагеря отряда! В день на лагерь падало до десяти – пятнадцати мин. Стрельба велась без системы! Хаотично! И это было наиболее противным. Никто не знал, не мог предугадать, когда прилетит очередная мина и в какое время. Командир отряда, обеспокоенный сложившейся обстановкой, выслал четыре группы! Приказ был конкретным: « Прочесать все вокруг, минометы найти и уничтожить!”. Матвей с группой целый день вел наблюдение за окрестными высотами, и увидел, вернее ощутил! Звонкий, как звон разбивающегося стекла  звук, и небольшое дымовое облако! Есть! Это  ми-номет!  Группа, соблюдая осторожность, выдвинулась в направлении засе-ченной цели! Ровная площадка, остатки еды, и следы -  человеческие и жи-вотных! При внимательном рассмотрении следы животного, оказались сле-дами осла! По количеству следов, можно было предположить, что расчет миномета насчитывал четыре человека. Место, где стоял миномет,  обнаружить не удалось.   Лейтенант принял решение, отдохнуть, а с утра осмотреться и устроить  засаду на тропах, где возможен выход душманов. 
Потянувшись, Матвей встал в полный рост, подошел к  наблюдателю, Шишкину Игорю! Ну, Игорек! Буди группу, а я понаблюдаю! Игорь,  тихо, двигаясь по – кошачьи тихо,   будил  спящих товарищей!  Стряхнув сон, группа  в течение нескольких секунд, превратились в организованное  воинское формирование! Луна, бледно сверкая, уходила, уступая небо первым лучам солнца. 
Завтракать! Проверить снаряжение! 
Рядом, пробуждалась и приводила в себя в порядок группа старшего лейтенанта Андрея Богданова! Андрей подошел к Матвею! Смотри! Вот гора, вот кишлак! Я думаю побродить вот здесь! Он карандашом показал на карте район, который выбрал для себя! Матвей склонился над картой! Хорошо! Смотри!  Я  пройду по тропе в ущелье! Там кишлак. Карандаш остановился, над черной точкой, возле которой красовалась подпись  КАР. Андрей! Вот здесь я буду устраивать засаду!  Сигнал о помощи, как всегда,  три пятерки. Ну, до встречи! 
Группа Андрея Богданова, растворяясь в предутренней  дымке, не-слышно исчезла. Матвей, дожевывая галету, запил ее отваром колючки.
Сержанты ко мне!  Подошли командиры отделений. Матвей достал, карту, присел. Смотрите! Двигаемся в  направлении кишлака. Впереди до-зор. Сержант  Муханов,  возьми Птиченко, Ананьева. За дозором я и первое отделение, Замыкает Шишкин. Что непонятно? Ориентируемся по дозору! Открытие огня по команде!  
Маленькая змейка, изгибаясь, иногда шурша камнями, двинулась по еле заметной тропе! Лейтенант шел, плавно покачиваясь из стороны в сторону! Такой стиль ходьбы позволял двигаться неслышно и разгружал позвоночник от тянувшего вниз рюкзака десантника! Дозор,  под руководством сержанта Муханова, шел, иногда останавливался для осмотра местности. Так группа  двигалась около тридцати минут! Вдруг в наушнике у лейтенанта прозвучал длинный тон вызов. На языке разведчиков - это значило: “ Командира ко мне”! Матвей вдвинулся к дозору. Прикрываясь грудой камней, Муханов, что -  то внимательно рассматривал. Лейтенант вскинул к глазам бинокль. Глиняный дувал, строение и…..  Группа вооруженных людей сидела на земле, некоторые двигались!  Семь, десять, двадцать один, лейтенант считал увиденных душманов. Двадцать семь! Вдруг группа зашевелилась,  встала и замерла. Подошедший человек, по всей видимости, был их командиром или начальником. Что он говорил, было не слышно. Но, по всей видимости, что – то  значительное, так как стоящие внимательно внимали сказанному. Смотрите! Муханов показал рукой направление. Со стороны кишлака подъехал автомобиль! С него выскочили люди и стали выкладывать на грунт ящики. Мины для миномета, отметил Матвеев. 
Группа душманов, взяла несколько ящиков и двинулась в направлении ущелья. Увеличение бинокля позволяло увидеть лица противника. Двое, в национальной одежде, в шапочке напоминающей два сложенных блина, несли два ящика. Один вел в поводу осла. И тут,  лейтенант,  понял почему он не нашел место установки миномета. На осле была приторочена деревянная платформа, к которой был прикреплен итальянский миномет калибра шестьдесят   миллиметров. Четвертый,  нес на себе рюкзак и бурдюк с водой. Все были вооружены автоматами. По тому, как уверено, двигались душманы, лейтенант понял, что здесь они знают тропы, умеют ориентироваться, и производили минометный обстрел не один раз. Что предпринять? Уничтожение противника внезапным огнем, отпадало само собой. Выстрелы могли привлечь внимание других душманов и тогда группе не поздоровится. Муханов! Оставайся на месте! Наблюдай за кишлаком! Об увиденном  докладывай мне. Матвей, лихорадочно перебирал варианты возможных действий.  Засаду устраи-вать поздно. Только внезапный налет, может принести успех. Быстро, как только позволяла узкая тропа, лейтенант вернулся к группе. Ну, братцы! Пришло и наше время. Со мной идут, Шарипов, Федченко, Старый и Анд-рейко.  Сержант Приходько с остатками следует за мной с интервалом 50 метров. Задача по обстановке. Все это Матвей произнес на одном духу, зная, что его солдаты не будут переспрашивать и уточнять задачу. Маленькая группа, возглавляемая лейтенантом, двинулась по склону. Есть! Лейтенант засек минометчиков. Те, медленно, тяжесть ящиков замедляла их ход, двигались по направлению к площадке которую разведчики,   обнаружили вчера. Лейтенант поднял руку, группа застыла. Показав направление движения, Матвей ушел в тень скалы, которая прикрывала вход в ущелье. Группа плавно скользила  за лейтенантом.  Если бы, была возможность посмотреть на их действия сбоку, то смотревший увидел бы пять темных точек, синхронно двигавшихся параллельно тропе, по которой шли душманы. Лейтенант уже знал, стрелять они не будут! Сегодня,  им выпал самый тяжелый способ уничтожения противника. Они будут уничтожать противника холодным оружием. Нож разведчика, с патроном от  пистолета в рукоятке,  неразлучный друг разведчика. Вот сегодня, по замыслу,  Матвея он должен поработать! Лейтенант поднял руку! Группа остановилась. Быстро, троекратно  нажал на тон вызов тангенты радиостанции, что обозначало командиры ко мне! Сержант Приходько появился, как приведение, вынырнув где-то из под скалы. Значит так! Выходишь на гребень! Берешь под прицел всю площадку. Обязательно наблюдение в тыл! Прикрытие осуществляешь до моего возвращения! Если, что – то непредвиденное, берешь управление на себя. Не забудь!  Муханов, с дозо-ром,  ведет наблюдение за кишлаком. Рюкзаки снять!  Группа, быстро  сняла рюкзаки! На солдатах остались бронежилеты, и оружие. За  год, проведенный в Афганистане, солдаты приобрели особые боевые качества. Они умели передвигаться, маскироваться стрелять, бегать. А вот работать холодным оружием им не приходилось! Правда, они проходили тренировку на чучеле, знали точки, в которые нужно нанести ножевой удар! Сегодня им придется убить врага ножом! Несмотря на войну, потери друзей, противник все равно воспринимался ими, как живой человек. Одно дело, когда он уничтожался в огневом бою, а тут необходимо ощутить его теплоту, увидеть кровь. Ну что? Готовы?  За мной. Лейтенант, приметил удобное место для налета!  Там был, поворот тропы, а рядом над ним, нависал раскидистый зеленый куст! Вот здесь, он решил провести уничтожение расчета. Быстро,  стараясь не задеть камни,  группа расположилась в укрытии. 
Маленький отряд душманов  двигался  по тропе! Впереди шел  маленький, щуплый афганец. В поводу он вел осла, на спине которого, на платформе качался миномет. За ним двигались два душмана , неся ящик с минами. Дорога им не позволяла развернуться, они шли гуськом, держа ящики одной рукой.  Замыкал шествие мужчина, одетый в широкие серые штаны, на тело была одета черная жилетка, на голове головной убор, напоминающий рыжий блин. Он нес рюкзак и бурдюк с водой!   Лейтенант произвел расчет.   Смотрим! Мой тот, который несет рюкзак. Шарипов!  Твой слева!  Федченко – который справа!  Старый – для тебя погонщик осла!  Андрейко -  смотришь за всеми, если что помогаешь! Понятно! Группа душманов подходила к засаде. Вот она поравнялась с кустом. Матвей, ощутил резкий запах животного и сладковатый, ни с чем несравнимый,  запах розового масла и грязного тела душмана ! Отталкиваясь от грунта правой ногой, лейтенант взмыл ввысь и всей тяжестью своего тела, держа нож по направлению к шее противника, навалился на душмана! Неожиданно,  нож, очень плавно, не встречая сопротивления, вошел в углубление между грудью и ключицей! Душман дернулся, всхрапнул  и стал валиться на бок, увлекая за собой Матвея. Падая, лейтенант увидел, что Шарипов и Федченко лежат на телах душманов,  как, будто  на соревнованиях борцы. Старый, сжавшись в комок, лежал  на тропе. Андрейко,   пытается сбить с ног, щуплого,  но цепкого мужчину. Дикий, звериный вопль, раскроил тишину. Душман , сбитый с ног, упал на тропу! Удар, нанесенный ему, Андрейко,  цели не достиг! Нож разрезал ухо, вошел в спину. Взбешенный разведчик, тыкал ножом в лежавшее тело! От каждого тычка душман кричал еще громче. Лейтенант вскочил, пробежал и в прыжке нанес удар ножом в шею душмана. Тело рванулось и выпрямилось. Кровь фонтаном залила  глаза. Кровь была горячая, солоноватая и липкая. Удерживая бившееся в конвульсиях тело душмана, лейтенант протирал глаза. Приторный запах крови и отвращение,  вызвали спазм и рвоту! Конвульсии сотрясали тело лейтенанта! Стоя на коленах в пыли, лейтенант силился остановить рвоту.  К нему подошел Шарипов и протянул флягу. Плеснув на руки, протер глаза, а потом сделал глоток. Его солдаты стояли возле него! Произошло что-  то ужасное! Они только, что убили людей. Убили не как ни - будь, а ножами. Преступили грань, черту! С малых лет, родители,  дедушки и бабушки  учили их,  что жизнь человека самое ценное, и отбирать ее может только Бог! 
Лейтенант поднялся! Четыре пары глаз смотрели на него! Взгляды были пытливыми, ожидающими! Старый, а его при неудачной атаке, душман ударил кнутом по лицу, спросил: “Как Вы? Товарищ лейтенант”? Тошнота отпускала! В голове бурлила мысль, надо, что - то сказать! А что?  Молодцы ребята! Все в порядке! Не мы такие – жизнь такая! При обстреле отряда,  погибли наши солдаты! Мы сегодня  спасли остальных!  Говоря, эти слова, Матвей успокаивался. Это были не те слова, которые он хотел сказать своим солдатам. Он хотел выть от гадости сделанной им же! Он хотел закричать и сказать всему миру, что он против войны,  и убийств. Он хотел сказать своим солдатам, что грех, который они совершили, является смертным и его придется всю оставшуюся жизнь замаливать! Но он, понимая свою ответственность за выполнение боевой задачи, за будущее своих солдат, сообразуясь с военной необходимостью, сказал слова, первыми пришедшие на ум.  Солдаты, услышав, а они хотели это услышать, в словах своего командира, нотки прощения, в душе еще переживая о содеянном,  успокаивались от напряжения боя и возвращались к  реальностям  жизни! А реальность была следующей! Четыре бездыханных тела, и осел с минометом,  лениво пощипывающий травку. Лейтенант, потянулся к радиостанции. Приходько ко мне! Оставь наблюдателя. Тихо по-змеиному, скользнули  тела разведчиков по насыпи, и вот они уже внизу, на тропе. Вот это да! Ну, вы и поработали. Тихие возгласы не то восторга, не то ужаса! Лейтенант скользнул по лицам сол-дат, участвующих с ним в налете. Это был взгляд заговорщика, и  договор на тайну. Тайну на всю жизнь! Тела убрать! Осла,  разгрузить и отпустить! Команды были короткими! Лейтенант снова стал офицером, командиром, перед которым стояла задача, поставленная его старшим командиром. Миномет сняли и поставили на землю. Зеленый, небольшой! На треноге надпись - “Сделано в Италии”. Матвей решил, что миномет необходимо уничтожить! Достал семидесяти пяти  граммовую тротиловую шашку из своей сумки.  Присоединил к ней взрыватель с замедлителем на два часа, и  аккуратно уложил в ствол миномета! Через два часа,  дьявольское изобретение,  престанет существовать. Развернув радиостанцию, Матвей запросил Муханова! Муханов полушепотом докладывал о том, что видел! Несколько групп с минометами ушли в район, где работает Богданов! Кишлак по результатам  его наблюдения необычный! Скорее там какой-то командный пункт. Много движения! Приезжают и уезжают машины и мотоциклы! Несколько раз проходил высокий, одетый во все черное афганец, с охраной. Молодец! Отметил Матвей. Продолжай   наблюдение!  Скоро подойду к тебе! Выполнив, задачу по уничтожению минометного расчета, группа могла возвратиться в лагерь. Но ведь существуют еще несколько расчетов. Узнав о гибели своих товарищей, они начнут мстить отряду, и тогда придется снова выполнять задачу по их поиску. Нужно придумать, что ни будь такое, что бы уничтожить это гнездо навсегда! Отбить у них охоту  впредь устраивать минометные обстрелы! 
Лейтенант думал! Нужно вытащить группу Богданова на себя! Доло-жить командиру отряда о местоположении ночевки  душманского формирования. И скорее всего, вызвать фронтовую и армейскую авиацию, для нанесения удара по кишлаку. Удар необходимо обеспечить указаниями и наведением вертолетов на цели! 
Развернув радиостанцию, он  произнес позывной Андрея Богданова, и добавил: “ Прошу три пятерки “. Радиостанция ожила.
- Три пятерки понял! Дай координаты!
- Координаты!  КАР, северная окраина! Сухое русло реки! Боя нет! Двигайся осторожно! Я встречаю!
- Понял! 
Матвей вызвал командира отряда по дежурной частоте! Рация затрещала, и хриплый голос в наушниках произнес: « Слушаю”. Голос комбата,  Матвей мог узнать из тысячи других. Хрипловатый, с напором и в то же время вселяющий надежду, что в этом мире ты не один! Есть еще командир, который  знает о тебе и следит за твоими действиями. Темноватый  от рождения, загорелый  под  солнцем  Афганистана комбат получил прозвище от душманов: «Кара майор”.  Так вот! «Кара майор”,   хотел услышать своего командира группы. Хотел услышать доклад, и конечно доклад победный!  Матвей доложил о результатах налета и своих намерениях. Комбат, немного помолчав, спросил: « Ты сможешь обеспечить удар авиации,  данными? Матвей ответил утвердительно! Хорошо! Командир, сделал паузу! Матвей слышал, как он давал указания, начальнику штаба, сделать заявку на удар  фронтовой авиацией и вызов армейской авиации! 
- Займешь позицию! О готовности мене доложишь! Это командир сказал уже Матвею! 
-Так что удачи! 
Матвей, свернул радиостанцию! 
Приходько!  Вытягиваем группу к Муханову. Группа, маленькой ко-лонной, двинулась по ущелью! 
Муханов, по приказу, Матвея вел разведку, кишлака. Дозор, возглавляемый им,  оборудовал  наблюдательный пост, в брошенной глиняной мазанке.  Позиция позволяла, вести наблюдение, а при необходимости укрыться и вести бой. Наблюдаемый участок кишлака был открыт. Неоднократно, в поле зрения попадал высокий мужчина. Это был явно лидер! Движения его, были неспешными, останавливаясь, он что -  то говорил окружающим и те беспрекословно слушали его,  двигались, что-  то переносили с места на место! Явно командир, решил Муханов! 
Лейтенант, подошел к дозору, неслышно! Ну, Муха! Докладывай! Сержант коротко, показывая на местности, рассказал Матвею все, что успел заметить, не преминул размазать и о важном начальнике. 
Группе отдыхать! Дозору продолжать наблюдение! Приходько возьми двух человек и выставь секрет на тропе, по которой  мы пришли. Должна подойти группа Богданова!  Встретить и привести ее к нам!  
Матвей в бинокль рассматривал кишлак! По всем признакам, душманы имели в кишлаке, базу и командный пункт! Наносись, удар авиацией сейчас, не имело смысла! Нужно было подождать возвращение всех минометных расчетов в кишлак, и ударом авиации,  огнем групп  уничтожить всех, навсегда! Что – бы больше не смогли наносить удары по отряду! 
Богданов подошел  в сопровождении Приходько. Ну, Матвей! Рассказывай, что придумал! 
- Организовываем дневку. Ведем наблюдение. При возвращении расчетов вызываем авиацию, наводим ее и осуществляем удар. Отходящих душманов уничтожаем огнем групп! 
- Я думаю, замысел хороший. Нужно только организовать охранение! Андрей Богданов – отдавал указание своей группе на организацию охраны и обороны, их маленького лагеря! 
Матвей – развернул радиостанцию и докладывал командиру отряда свое решение на уничтожение базы душманов! 
Командир хрипловатым голосом уточнял детали и порядок действий! В завершении произнес: ”  О готовности докладываете мне! Подлетное время авиации,  семь минут.  Связь с авиацией на частоте авианаводчика!  Жду от вас сигнала! “  Группы Матвея и Богданова, используя кустарник и траву,  оборудовали дневку.  В дозоре осталось, отделение Муханова. Богданов выставил  два секрета и назначил дежурное отделение  сержанта Алпамысова. Отделение  заняло  позицию, позволяющую вести наблюдение и вести огонь по основным тропам, подходящим  к дневке. 
Матвей и Андрей, облюбовали огромный куст туи. В корнях ее росла высокая трава, доходящая до пояса. Расстегнув бронежилеты и сняв рюкзаки, лейтенанты завалились на  зеленый холмик. Матвей подсунул поближе к уху наушник от радиостанции. Вдруг, какой ни будь доклад! Медленно, но уверенно расслабляя и согревая, дремота стала наваливаться на уставшее тело! 
- Матвей! Ты спишь?
- Андрей ты, что собрался меня замучить! От тебя нет покоя ни ночью, ни днем! 
- Все равно спать нельзя. Давай потихоньку разговаривать. 
- Ты в детстве кем хотел стать?
Матвей вспомнил школьный  поход, организованный учительнице истории по местам военных действий. 
Прошедшая война, засевала телами погибших поля, леса, долины и горы. Ей было все равно, она мостила дорогу, когда шли вперед или когда отступали. Череп, белый с зубами, с дыркой вместо носа, был вымыт весенними водами реки. Его подобрали мальчишки. Один из них, с большими черными глазами, одел его на палку и нес в деревню, еще сам не зная зачем. Молодая учительница, старающаяся придать своему полудетскому лицу, строгость, заметила ребят. 
- Матвей, что это у тебя?
- Елена Саввовна! Это Череп! Тут война была!
- Не медленно брось! Ой, Господи!
- Нет! Не могу! Это наш! Надо его похоронить! Дед говорил: «Своих, на поле не бросают”!
Матвей, бережно снял,  череп с палки будто боялся, что он распылится!  Мой дед, воевал и дрался здесь на берегах Днепра! Надо его похоронить, завершил свой рассказ Матвей! 
- Елена Саввовна! Его надо в сельсовет! 
- Хорошо! Несите! Неугомонные. 
Матвей, Павло отнесли череп в сельсовет. Председатель долго, смот-рел на реликвию и произнес: « Тяжелые бои, шли здесь. Корсунь-Шевченсковская битва. Может – это один из наших земляков. Более ста че-ловек не вернулись с той войны. Спасибо вам ребята! Череп мы обязательно похороним, а вы бегите домой “. Ребятишки выпорхнули на улицу. 
Павло, как то по-особому произнес.
- Матвей! Я буду офицером. Летчиком. Никогда больше не будет войны, Никогда!
- И я буду офицером. Будем вместе защищать нашу Родину!
- Надо только съездить в военкомат и написать заявление, что бы от-правили после школы поступать в военное училище. 
Так,  что Андрей, я хотел стать офицером! Вот и стал им. 
А я, Андрей продолжил разговор, мечтал стать моряком. Два раза убегал из дому поступать в мореходку. Порол меня отец нещадно. Ну вот, после школы по стопам отца пошел!  Поступил  в Рязанское командное училище. Отец доволен. 
Медленно, час за часом день угасал. Солнце всем своим видом показывало, что собирается уйти за горы. Муханов, доложил, что расчеты минометов, возвращаются  в кишлак. Матвей, Андрей подняли группы, организовали наблюдение, а сами выдвинулись к дозору. Кишлак, в золото -  красных лучах заходящего солнца, напоминал пчелиный улей. Группы душманов двигались по кишлаку, заходили в дома, выходили. Местами горели костры. База душманов, готовилась к отдыху после  боевого дня. Матвей знал по разговорам в дежурной сети управления отряда, что обстрела не было. Видимо расчет, который он уничтожил, был,  единственным который обстреливал его отряд! 
Андрей Богданов, распределил группу на две части и занял позиции на тропе, ведущей из кишлака в ущелье. Матвей организовал засаду на выходе из ложбины к реке. Развернул радиостанции. Вызвал командира отряда. Услышав ответ, произнес: «  Я готов к работе! ” 
- Понял тебя! Готовность к работе. Готовь связь с авиацией. 
Матвей, представил себе, как на авиабазе в Баграме, с ревом выходят парами самолеты на взлетную полосу и, подняв облако пыли, уносятся в небо. Радиостанция, для связи с самолетами ожила и он услышал: « Я полсотни пять, прошу дать целеуказание”!
         -  Полсотни пять, квадрат семь, КАР.  Центр. Направление Юго- Запад. При подлете серия красных сигнальных ракет в направлении удара.  “Я свой” - белые огни в зенит. 
         - Понял тебя! 
         Минуты тянулись, Казалось, течение времени,  остановилось. Но вот! Гул самолетов, нарушил, тишину и пара серо черных “Грачей “, штурмовиков СУ-24  ,  вынырнула из за хребта. Группа обозначила себя белыми огнями, а в сторону кишлак полетела кометой красная сигнальная ракета, выпущенная из сигнальной авторучки. 
- Я, полсотни пять, понял! Штурмую! 
Визг, свист и звук похожий на шипение паровоза! Ослепительный взрыв в центре кишлака.  Второй “Грач”, с ревом, сотрясающим горы, выпустил партию ракет, по базе душманов. Вторая пара, вышла на штурмовку, и Матвей быстрее ощутил, чем увидел, взрывы бомб. Кишлак превратился в циклопическую пляску огня, гула и рева  воздушных машин! Самолеты снижались, бомбили, стреляли! Резко набирали высоту и уходили за горы, что бы опять упасть на кишлак, порцией ракет и бомб.
         - Вижу противника! Это дозор Муханова! Матвей сам увидел, что по тропе бежали люди. Скорей всего, душманы , пытались выйти из под удара авиации. Матвей, скомандовал коротко: « Огонь”! 
         - Матвей! У меня выход группы душманов! Это Андрей Богданов! Самолеты с ревом прошлись над, кишлаком! Я полсотни пять! Работу завершил! Ухожу. Тишина! Не наступила! Огонь групп разведчиков, нарастал! Видно было вспышки и трасы пуль по всем направлениям троп ведущих из кишлака. Постепенно огонь, стал затихать, и через несколько минут затих совсем. Матвей и его бойцы, всматривались в сумерки! Кишлак горел! Над ним клубился черный дым! 
        Радиостанция ожила и пропищала длинный тон вызова!  Это было требование к командиру группы! Есть неразрешенная задача. Прошу Вас прибыть ко мне для решения проблемы! Матвей, в сопровождении двух разведчиков выдвинулся к Муханову. Дозор, располагался на изгибе тропы. Заросли травы позволяли, им находится вне видимости со стороны кишлака, и вести наблюдение за окраинами. При подходе, лейтенант увидел следующую  картину. На тропе, лежали три связанных фигуры. Рядом с ними стоял сержант Муханов и улыбался. Товарищ лейтенант! Это тот самый, их командир! Он пытался убежать, а мы его поймали! Улыбка не сходила с лица сержанта! Он был счастлив! Он не зря просидел в дозоре весь день! Это его и только его маленькая победа! 
       - Молодец Муханов! Как ты его?
       - Как только авиация начала бомбить, они и побежали! Вы открыли огонь, а этот! Тут Муханов , показал рукой на лежавшего душмана.  Он тихо пробирался по тропе. Я и навалился на него.  Тимур Муханов, был мастером спорта по дзю-до! Чемпионом Алма Аты! Высокого роста и с широкими плечами.  
       - А остальные! 
       - Остальные вышли попозже! Мы и их взяли! Вот товарищ лейтенант! Что с ними делать?
      - Берите их и ведите   за мной.
      Разведчики, подняли пленных и, подталкивая их стволами автомата, повели в ущелье. 
       Шарипова ко мне! Шарипов,  был рядовым разведчиком! Выходец из солнечного Таджикистана! Его родной язык, являлся одним из языков, на котором говорили душманы. Поэтому он выполнял роль нештатного переводчика. 
    - Матвей, это Андрей! Что у тебя?  Я думаю прочесать кишлак! Посмот-рю, что там у них было! 
    - Андрей! У меня есть пленный! Оставь наблюдателей и с группой двигайся ко мне. 
        Лейтенант присел на валун! Рядом на корточках сидел мужчина лет тридцати! Чистая одежда, маленькие руки выдавали в нем человека привелигированного, образованного!  
      - Шарипов! Спроси его! Кто он? 
Шарипов быстро, заговорил, на языке, который был очень знаком Матвею, по звучанию, но абсолютно неизвестен по содержанию! 
- Он говорит, что его зовут Махмуд Ахмадзай! Он командир отряда. Отряд его расположен в Анаве!  Здесь была только группа! 
- Спроси его, сколько человек было в этой группе?
- С ним было тридцать человек. Теперь никого. Всех убили! 
Молодой человек говорил спокойно, рассудительно и даже с  вызовом! 
- Какую задачу они выполняли?
- Они должны были обстреливать русских! Готовить группы для ди-версий на дороге Анава - Мариштан! Отряд подчиняется Ахмад Шаху Масуду. 
Подошла группа Андрея Богданова! Два офицера сидели и думали, что им предпринять! Дождаться утра и прочесать район, где они только что уничтожили банду, или забрать пленных и выдвинуться в расположение отряда! 
Матвей развернул радиостанцию и вызвал командира! Докладываю: « Задача выполнена! База уничтожена! В плен взяты три человека, в том числе командир отряда! Прошу разрешения, выдвинуться в расположение отряда”! 
Добро! Соберите по возможности оружие убитых и домой. Андрей Богданов, Матвей отправили группы для сбора оружия! Через час,  две группы разведчиков готовы были к движению! И вдруг! По тропе, с которой был снят дозор,  послышалось движение! Все замерли! Медленно на тропу выходил, осел, отпущенный разведчиками после уничтожения расчета миномета! Все засмеялись, вот и транспорт для трофейного оружия! Матвей скомандовал! Дозор вперед! Две маленькие колонны, растворяясь в ночи, двинулись в направлении,  которое выводило их в расположение  отряда!  
Щербатая луна, осветила им путь! 
Матвей засыпал! Сон наваливался на него как речной туман! Охватывал сознание мохнатыми, теплыми лапами! И он проваливался в небытие. Не выключенный  телевизор,  голосом Ангелины Вовк, произнес: « Солдаты и офицеры ограниченного контингента Советских войск в Афганистане, провели ряд войсковых учений совместно с подразделениями афганской армии! Целью учений ставилось отработка вопросов взаимодействия и совершенствование боеспособности афганских подразделений! По докладам командиров подразделений,   советские солдаты,   участвуют в сборе урожая, помогая местным крестьянам!”
 

Комментарии 

 
#1 25.02.2016 16:37
Вроде был нормальным а стал простым чмом- дешевкой! Засунь спизженные деньги в свою толстожопую задницу
Цитировать
 

VIVAT, ҚАЗАҚСТАН. Фестиваль военно-патриотической песни
Вспомним, ребята...
Волейбол сидя. Алматы
Спортивный клуб Спортивный клуб
АВОКУ.РУ
Военно-информационный портал армии Казахстана