Home 1989 год 23-26 января 1989

23-26 января 1989

 Последняя войсковая операция 40-й армии в Афганистане против формирований Ахмад Шах Масуда
Активную фазу операции планировалось начать 24 января 1989 г. В район перевала были стянуты значительные силы советских войск, большое количество огневых средств, в том числе и тяжелые огнеметы «Буратино», реактивные системы залпового огня «Ураган», «Град» и т. д. Однако в середине дня 22 января руководителю Оперативной группы МО СССР в РА из Москвы по телефону позвонил бывший в ту пору министром обороны СССР Д. Т. Язов и устно отдал приказ начать боевые действия против отрядов Ахмад Шаха Масуда на сутки раньше. Но к этому времени не были готовы части правительственных войск, которые, правда, нужны были только для обозначения их «присутствия». Они еще только подходили в район Южного Саланга. Пришлось принимать срочные меры для того, чтобы в ночь на 23 января спешно выдвинуть их в район предназначения. Генералы и офицеры ОГ МО СССР в РА, аппарата главного военного советника в Афганистане разъехались по установленным им «точкам», обеспечивая выполнение этой задачи. В общем, совместными усилиями в течение ночи удалось вытянуть отдельные афганские подразделения в район Саланга, и с утра 23 января они начали выдвигаться для занятия сторожевых постов и застав. В частях ОКСВА к тому времени было все готово для проведения операции.
Как утверждалось потом в официальной версии, когда афганские войска начали брать под охрану дорогу, по ним открыли огонь (конечно, это был предлог, а возможно, и провокация). На самом деле, рано утром, 23 января, по сигналу генерала Б. Громова по Панджшеру и примыкающим к нему ущельям сразу был нанесен заранее спланированный авиационный (в том числе и авиацией, базирующейся на аэродромах ТуркВО) и огневой сокрушительный удар. Он не только нанес потери моджахедам, но и, повлек за собой большие человеческие жертвы и разрушения (см. Выдержку из оперативной сводки штаба армии второго дня операции).
Боевые действия на Южном Саланге продолжались примерно трое суток, в результате чего отрядам ИОАП был нанесен серьезный урон. При этом основным методом поражения формирований Масуда, по настоянию командующего 40-й армией генерала Б. В. Громова, чтобы максимально снизить наши потери, избрали нанесение огневых и авиационных ударов по прилегающим к магистрали районам, где отмечалось скопление мятежников.
К сожалению, не обошлось без жертв и среди жителей прилегающих к дороге кишлаков, часть из которых не покинула свои дома опять же под давлением мятежников. Они их использовали как живой щит. Затем, тела погибших мирных жителей мятежники выносили и укладывали вдоль дороги в районе боевых действий на Южном Саланге. Местное население, выходившее из района боевых действий, не принимало от наших военнослужащих никакой помощи, хотя все было для этого организовано (развернуты палаточные городки, пункты обогрева, питания и медицинской помощи).
Многие командиры, политработники и солдаты 40-й армии тогда были крайне возмущены приказом о возобновлении боевых действий и нарушении договоренностей с Ахмад Шахом Масудом о беспрепятственном выводе ОКСВА из Афганистана. Они говорили, что после его выполнения не смогут носить правительственные награды, полученные в Афганистане. О непростой обстановке, сложившейся в то время, вспоминал генерал Л. Серебров, находившийся тогда в Афганистане в составе Оперативной группы МО СССР. Кстати, в свое время он был начальником политотдела 108-й мотострелковой дивизии, которая первой вошла в Афганистан в декабре 1979 года.
Вот чем обернулись последние дни пребывания наших войск в Афганистане, а для некоторых военнослужащих встреча с Родиной так и не состоялась, так как они погибли в этом, абсолютно им не нужном последнем бою.